За что я не люблю свой пол — 3. «Женственность» — глазами общества.

Детство и подростковый период однажды заканчиваются, начинается гормональная перестройка девичьего организма, округляются формы в соответствующих местах, возникают непонятные приступы томлений то ли души, то ли тела, то ли всего вместе… Чувств много, понимания мало. Девочка постепенно превращается в девушку, женственность в ней просыпается и раскрывается…

Об этой теме писать сложнее всего. Есть женственность, женскость, как часть женской природы — нечто естественное, внутреннее, трудно отделимое, часть ощущения себя, причем очень живая, родная и приятная часть. Ее нельзя изменить, нельзя убрать, можно только раскрыть в себе и свободно проявлять, либо всячески прятать и закрывать, запретить себе чувствовать.

А есть «Женственность» (специально ставлю кавычки) — как набор представлений о том, как должна выглядеть, и особенно как должна себя вести «правильная», «привлекательная» женщина. Часть требований к этому образу «Женственности» вполне разумна и естественна, но есть многое, что не называется прямо, и сталкиваясь с чем, хочется сразу либо «поставить на себе крест», как на женщине, либо сменить пол… По ходу нашей женской программы возрастных переходов, эту часть приходится выводить в осознавание, чтобы очиститься. Там очень много всего намешано, расскажу некоторое, что особенно запомнилось.

1. «Привлекательность» девушки или молодой женщины у нас почему-то непременно включает демонстрацию перед парнем\мужчиной слабости и готовности терпеть унижение и насилие (не безгранично, но в какой-то мере), подчиняться физической силе. Для меня в старшей школе это было ужасом и чем-то отвратительным, как наши девочки в классе «кокетничали» с мальчиками — позволяли себе руки выворачивать, за волосы больно дергать, вещи отнимать, хватать всяко, держать и не пускать куда-нибудь… Реально больно и неприятно было девчонкам, они кричали, иногда плакали, но никогда не пытались как-то дать отпор и сопротивляться во всю свою силу. И за этими девочками все мальчики класса бегали, эти девочки были окружены мужским вниманием, считались «привлекательными», популярными, им завидовали, с ними хотели дружить менее популярные девочки…

А я, и еще несколько девчонок, кому было противно такое поведение, были прозваны «дурами», «синими чулками», и с нами почти не общались ни мальчики класса, ни девочки. При этом среди нас были и очень внешне красивые, приветливые и доброжелательные в общении (я к последним тогда не относилась)) ). Странное такое юношеское понятие «привлекательности», которое в дальнейшем дает основу для такого положения в отношениях, в котором женщине плохо, но она же его при этом всячески поддерживает. Потому что это входит в ее понятие «привлекательности», а привлекательной-то быть — важно…

Только став взрослой, вырастив детей, начала понимать, что же тогда меня так цепляло и ощущалось ужасно неправильным в этой ситуации. Что не было рядом с нами мудрого взрослого, который сказал бы: «Милые девушки! Вы не за тем гонитесь! Эта ваша «привлекательность» привлекает не те проявления мужчин, которые сделают вас счастливыми. Количество мужского внимания не всегда переходит в качество, а привычка быть с мужчинами в приниженном положении может в будущем сыграть с вами злую шутку…». И объяснил бы мне, что то, что я чувствую отвращение к такому поведению — это нормально, это не делает меня «не женственной». И даже то, что я даю жесткий и даже жестокий отпор за дергание за косу — это не грубость, не отсутствие женственности, а просто более высокий уровень запросов к отношениям…

2. «Женственная, привлекательная» одежда и обувь. Эти мини-юбки, в которых неудобно двигаться, либо узко и толком не шагнуть, либо широкая, но все время норовит задраться, а это неприлично. Зимой в них еще и дико холодно, а носить теплые рейтузы «не модно», только тонкие колготки. Эти ужасно неудобные блузки — с глубоким декольте, которое пугает, смущает а при холоде способствует простуде, из неприятных коже, но красивых синтетических материалов, с зауженной талией и рукавами, что мешает движению. Обувь, от которой ноги быстро устают, болят, которая их деформирует — узкая, на каблуках, с неудобной, но «модной» колодкой…

Тогда, в старшей школе, я сделала выбор в пользу удобства, а не «привлекательности». И очень довольна получившимися результатами — тело не потеряло чувствительности и подвижности (ведь когда все время неудобно — волей-неволей приучаешься ничего не чувствовать — иначе не выжить). Но такой выбор требовал определенной доли мужества — над моими длинными юбками смеялись, за мужские футболки и рубашки с джинсами обзывали «мальчишкой с косичками» и несколько сторонились в целом…

Скажу по секрету — 30% своей одежды и обуви я и теперь покупаю в мужских отделах (а обуви — в спортивных магазинах, среди моделей «унисекс»)! Одежду для мужчин шьют удобную, свободную, из хороших материалов. Потому что ни один мужчина не согласится много часов ходить в том, в чем ему неудобно! Зачем? Ради чего?! На это способны только женщины, которые хотят быть «привлекательными» в духе моды, то есть в рамках обычая, присутствующего в обществе…
(Еще 30% одежды, которую ношу, я шью себе сама. Из красивых, натуральных тканей, по очень простым выкройкам. Остальное покупаю в этнических магазинах. :))

3. Еще одна часть «Женственности» — постоянный фоновый страх — «ты девушка, тебя могут изнасиловать, это ужасно, и с этим ничего нельзя поделать». Страх этот внушают девочкам еще в раннем детстве, когда о сути изнасилования у них нет никакого представления, и возможности действительно себя защитить — тоже нет. «Не ходи одна поздно», «Не общайся с незнакомыми дядями», «Не оставайся наедине с парнем или мужчиной — это очень опасно!». С одной стороны, за этим воспитанием есть здравая основа. Сексуальное насилие, в отличие от простого физического (побои, например), травмирует в первую очередь душу, причем часто непоправимо. С другой стороны — в том, как воспитывали нас и как это делаем дальше мы, присутствует ореол излишней таинственности (возможно, от непонимания и неосознанности) и практически отсутствует тема самозащиты. На девушек, которые знакомы с боевыми приемами и не боятся мужчин, смотрят с завистью и некоторым ужасом. Уметь драться — это же «не Женственно»!

Ужас без понимания, вдобавок, идущий из детства, приводит еще и к тому, что многие из девушек, переживших насилие, не могут обратиться ни за защитой, ни за помощью (хотя закон у нас довольно строг к насильникам). К собственной душевной травме добавляется внушенный с детства ужас, и девушка чувствует себя настолько непоправимо запятнанной, испорченной, опозоренной (даже если ее вины в попадании в ситуацию вообще нет), что публично признаться в этом невозможно. Лучше или дальше вообще не жить, или чтоб никто ничего не знал.

Очищение от детских представлений об ужасах, связанных с половыми отношениями и, в частности, с опасностью насилия, помогает снизить страхи до «здорового» уровня заботы о собственной безопасности в целом. А в случае уже случившейся травмы — приводят ее уровень к тому, с которым женщина способна справиться.

Мы живем в удивительное время изменения традиций. Сейчас — можно не только ругать то, что у нас есть и хвалить то, чего нет, но и устраивать свою жизнь так, как больше нравится, более по душе. Нарушение общепринятого, если оно не слишком велико и не противоречит закону, больше не вызывает осуждения. Наоборот — оригинальность интересна. Поэтому — можно искать средства выражения именно своей женственности, такой, какая она у вас, можно одеваться удобно для тела и приятно для себя (есть ограничения, но их не так много, как раньше). Можно вести себя так, как ощущается удобным, и всегда найдутся люди, которым это тоже окажется по нраву. Можно заменить фоновый страх на разумную заботу о безопасности. И можно попробовать научить этому своих дочек или учениц, если они у вас есть. Чтобы поддерживать друг друга в радости, что родились Женщинами. 🙂

Ольга Коляда.

Добавить комментарий