Проявление агрессии по отношению к собственным детям. Часть 2.

(Начало статьи)

Путь внутренних изменений – самый сложный, но и самый действенный. Пропадают поводы для возникновения агрессии. Пропадает задача изменения своего поведения, наработки новых привычек. Потому что по мере внутреннего изменения происходит естественное изменение поведения. Но этот путь требует наибольших начальных вложений. Нужно будет учиться наблюдать за собой и исследовать основания для возникновения возмущения, злости, чувства несправедливости, обиды – всего того, что выливается потом в агрессию.

И среди этих оснований обязательно найдется часть, идущая от неверных представлений о способностях и возможностях ребенка. Это всякие мысли типа – «он, что, не понимает?!» или «он, что, не может…?!». Прежде чем возмущаться – тщательнейшим образом проверьте – а вдруг и правда не понимает чего-то для вас очевидного и не может чего-то, на ваш взгляд, простого? Можете обратиться к нормам возрастной психологии – многолетние наблюдения ученых всего мира за развитием детей выявили среднюю норму из способностей и возможностей в разном возрасте. И к пониманию, и к сосредоточению, и к осознаванию себя и разных областей существования. Множество случаев возмущения действиями ребенка происходит от неверной оценки его возможностей. Начиная лучше их понимать – вы перестаете воспринимать эти случаи, как повод для агрессии. Правда, не все случаи таковы, но об этом немного позже.

Другая часть случаев, вызывающих повод для агрессии – это случаи, когда ребенок вольно или невольно наступает на вашу «больную мозоль», задевает своим поведением или словами больную для вас тему. Один из заметных примеров – почти все дети в дошкольном возрасте однажды заявляют – «мама, ты меня не любишь!». Для тех мам, которые не ощущают тянущуюся из собственного детства болезненную нехватку любви, такое заявление – повод для спокойного обсуждения темы и выяснения «почему?», либо для игры – «да, я тебя не люблю, и поэтому хочу поймать и запихнуть вот в тот ящик в углу и накрыть подушкой» (и начинается веселая возня). Те же, для кого эта тема – «больная» — либо начинают защищаться и оправдываться, доказывать, что любят, либо – защищаться и нападать – «да как ты смеешь такое матери говорить, и даже думать!!!». Больные темы у каждого свои – и тут ребенок только «работает диагностом» душевных травм. Можно, конечно, обижаться на него за жесткие методы диагностики, но лучше находить способ лечить душевные травмы, благо сейчас для этого существует уже достаточно методик.

А вот третья часть случаев – очень интересная и неоднозначная. (Боюсь, сейчас полетят тапки и гнилые помидоры…) Третья часть случаев, вызывающих возмущение, злость и желание «дать сдачи с довеском» относится к тем ситуациям, когда ребенок учится управлять окружающими, проверяет границы своей силы и умений «на прочность». И вот в этом варианте случаев бывают такие, когда ответная агрессия – полезна. Но только в том случае, когда ее проявление вами полностью контролируется! Это то, что существует в способах воспитания детенышей у животных, где родители заботятся о потомстве. При случае – понаблюдайте за кошками или собаками. Пока детеныш совсем мелкий и слепой – мать позволяет ему все, либо же убирает его из неудобного ей либо опасного для детеныша места. Как только у детеныша развивается понимание (уж не знаю, но родители это как-то чувствуют) – при недопустимых действиях родитель сперва издает предупредительный сигнал недовольства (звуком или мимикой), если действия детеныша продолжаются – он «чувствительно огребает». Его треплют за шкирку, или кусают за что-нибудь чувствительное (больно, но без вреда здоровью), или на него шипят (если это котенок). Как только детеныш нежелательное действие прекратил (а что ему еще остается делать) – «агрессивное поведение» родителя тут же прекращается, его вылизывают и всячески заботятся о нем дальше. Детеныш доволен, родитель доволен. Такая «контролируемая агрессия», например, бывает незаменимой в случае, когда ребенок норовит сделать что-то опасное для жизни, а объяснить ему опасность или дать попробовать ее в ограниченном объеме (как, например, с горячим), невозможно. Я также применяла этот же прием в менее экстремальных случаях – когда мне было нужно быстро и сразу объяснить недопустимость какого-то поведения ребенка. Например, ребенок начинает во время капризов нарочно орать во всю глотку мне в ухо. Я предупреждаю, что это мне очень неприятно и прошу прекратить. Не помогает. Тогда я начинаю так же громко (но не в ухо, конечно) орать и при этом еще и чувствительно стучать его по спине. Ребенок прекращает – я тоже. Начинает – я опять. Понадобилось 3 минуты. Больше кричать мне в ухо он никогда не пробовал. Страхов по поводу такого моего поведения не осталось – потому что было понятно, что вызывает такое мое поведение, и как ребенок может его прекратить. Способ, еще раз уточню, хорош не на все случаи жизни и подходит скорее для младшего дошкольного возраста, когда способности и возможности разума ребенка еще близки к разуму звериных детенышей.

Что можно сказать в итоге. Наши неприятные чувства и переживания, вызывающие проявление агрессии, если от них не шарахаться, а принять наличие и позволить себе чувствовать – могут быть прекрасными советчиками. Они могут указывать на места, где я не понимаю своего ребенка, на места, где у меня душевные травмы, с которыми имеет смысл разобраться. И они показывают (через непосредственное чувство, а не сомнительные рассуждения) места, где ребенок выходит за границы дозволенного или безопасного и его срочно нужно остановить. Принимая существование чувств злости, гнева, ненависти, раздражения, обиды и т.п. в себе, нарабатывая навык осознавать причины своих проявлений, а в неуправляемых случаях – перенаправлять проявления так, чтобы они были наименее разрушительны для меня и окружающих, я невольно обучаю тому же и ребенка, который воспринимает мое поведение. Так что польза оказывается многогранной! 🙂

Ольга Коляда.

  1 comment for “Проявление агрессии по отношению к собственным детям. Часть 2.

Добавить комментарий