Проявление агрессии по отношению к собственным детям. Часть 1.

Предисловие. Я с детства очень эмоциональный человек и управлению своими чувствами научилась довольно поздно, да и до сих пор есть ограничения — в момент, когда идет нагрузка, я могу держать себя в руках просто идеально, но вот потом… Тип нервной организации такой. Это — данность. И в молодости, когда появились дети, мне пришлось решать проблему не популярными методами. Популярно что — не допускать проявлений агрессии (ага, я б рада). А если не можешь?! Понимать, что не права, мучиться от вины, посыпать голову пеплом и обещать себе больше так не делать, а потом нарушать? Путь к неврозу, не более того. Так что все написанное в статье для родительского портала подкреплено личным жизненным опытом. Итак:

Меня попросили высказаться на тему проявления агрессии со стороны родителей по отношению к собственным детям. Я согласилась, а потом поняла, что нужно начинать с уточнения понятия «агрессия» — с предмета, о котором идет разговор. Причем уточнить понятие хочу не по словарю, в словарь мы по жизни заглядываем не часто, а слово это употребляем уверенно, значит, есть уже «бытовое» его определение.( Collapse )
С «агрессией», как внутренним своим чувством – наш язык не знаком, испытывать «чувство агрессии» — звучит очень странно. Испытываем мы злость, гнев, раздражение, досаду, возмущение, обиду. И все эти, и им подобные, неприятные чувства могут рождать «агрессию», как проявление — некий сильный и злобный эмоциональный выплеск, нарочно совершаемое разрушительное, подавляющее действие. Совершаемое нами или по отношению к нам. Причем – несправедливое хотя бы отчасти. Если я защищаюсь и не превышаю меру – какая ж это агрессия?
И если понимать «агрессию» так, то ответ на вопрос «а хорошо это или плохо?» оказывается не так-то прост. Я бы вообще его не обсуждала. Потому что общественное мнение и так известно (агрессия – плохо, особенно по отношению к ребенку) и тут не о чем говорить. Мне бы хотелось рассмотреть вопрос с другой точки зрения «полезно — не полезно». И здесь не все оказывается очевидным и однозначным.

Я сейчас начну писать довольно не радостные для некоторых людей мысли, а для кого-то, возможно, вообще неприемлемые. Поэтому сперва хочу оговорить свою позицию более четко, чтобы не быть обвиненной в садизме, пропаганде агрессии и насилия и т.п. Вообще-то я – за мир во всем мире. За жизнь в любви и согласии, добре и взаимопомощи. Без разрушений, нападений, давления на других людей, и лучше вообще без зла – внутреннего и внешнего. Я за это, я стремлюсь к этому, я стараюсь жить, исходя из этого – когда вокруг меня и во мне – мир. Но это бывает не всегда.

Первая печальная новость, которую можно не принимать и возмущаться, а можно принять и учиться с ней жить – большинство родителей (исключение – некоторые святые, допускаю) периодически испытывает прилив сильных злобных чувств по отношению к ребенку. В том числе – несоответствующих ситуации злобных чувств. И большинство из тех, кто эти чувства испытывает – с разной периодичностью и силой начинает их проявлять. Вольно или не вольно. Формы проявления у разных людей в разных жизненных случаях могут быть разные – кто-то орет, кто-то сдержанно шипит, кто-то холодно давит на психику, кто-то занимается рукоприкладством с разной силой, кто-то замыкается в себе, чтобы отгородить ребенка от своих чувств. И так далее.

Из этой новости следует еще одна, не менее печальная (я вас предупреждала) – будучи такими, как мы есть, не святыми, мы иначе не можем. И это бывает очень тяжело принять. Есть уйма прекрасных книг и статей о том, как вредна агрессия и как здорово ее не проявлять по отношению к детям. Неужели, если бы я могла, я бы не последовала изложенным там советам? Я же люблю своего ребенка и хочу жить с ним в мире, без нападений… Можно себя раз за разом оправдывать – «да, я тут повела себя, как злобная тварь, но у меня особые обстоятельства, они меня вынудили, я не нарочно…» и т.п. Оправдания отнимают много душевных и умственных сил, и на факты никак не влияют. Так что лучше уж принять. Что в определенных обстоятельствах во мне возникает злоба на ребенка, возмущение, желание сделать ему больно (физически или душевно), сломать, заставить что-то понять/сделать/согласиться. И это желание бывает настолько сильным, что я его в какой-то форме проявляю. Если принять это в себе не получается или если вы вполне способны удерживаться от проявлений агрессии к ребенку – читать это материал дальше не стоит, вряд ли он будет вам полезен.

Если наличие агрессии в своих проявлениях, хоть и со вздохом, но принимается. Возникает следующий естественный вопрос – а как обезопасить от них своего ребенка? И менее логичные, но тоже полезные вопросы – а что вообще стоит делать? Стоит ли всегда защищать ребенка от своих нападений, или есть разные случаи? Давайте подумаем.
Обезопасить ребенка от моих проявлений агрессии можно тремя способами:
— сдержаться,
— научить ребенка защищаться от моих проявлений самого,
— изменить себя так, чтобы либо проявления стали безопасны для ребенка, либо оснований для агрессии по отношению к нему стало как можно меньше.

Сдерживаться умеют все, но это выходит не всегда, и большая сдержанность имеет очень неприятный побочный эффект. К сожалению, наше сознание так устроено, что сдерживать мы можем только все душевные порывы, а не какие-то отдельные. И сдерживая злость, теряем способность проявлять с такой же силой душевное тепло… Так что это не лучший вариант.

Научить ребенка защищаться – хороший метод, но лучше сочетать его с третьим. И использовать в крайних случаях, а не перекладывать на детку ответственность за мои нервные выплески. И этот путь доступен не с рождения ребенка, а с момента, когда он сможет понимать и учиться. Обычно, года в 3-4, не раньше. И до этого возраста желательно дожить без потерь. А там уже придумать понятное объяснение. Например, что у мамы внутри есть спящая «злюка», которая пока не выгоняется и иногда просыпается и начинает делать гадости и маме, и детке. Поэтому детка может прогонять «злюку», говоря – «злюка, уходи», либо прячась в условленное место, либо еще как-то, как вы придумаете. И еще детка должна понимать, что когда мама ведет себя вот так-то, то это не мама перестала любить (для малыша – это самое страшное), а просто вместо мамы начала действовать «злюка». И когда «злюка» снова уснет, мама вернется и опять будет любить. Могут быть и другие способы объяснения. Например – совсем правдивый (дети постарше вполне способны это понять) – что мама сейчас злится и ничего с собой сделать не может, что это не специально на ребенка, это ей внутри плохо и не получается это не проявлять. Можно придумать и другие варианты, понятные вашему ребенку. Или не объяснять ничего, а просто договориться – когда я начинаю проявлять себя так-то, ты действуешь так-то, иначе нам всем будет намного хуже. Важно донести до ребенка – что вы (или другой родитель, можно то же рассказать про другого) так себя ведете не нарочно, и что вы все равно в глубине души ребенка любить не перестаете, даже когда проявляете совсем иное. Это самые главные основы психологической безопасности и защиты ребенка от возможности душевной травмы в связи с вашими агрессивными проявлениями.

Изменять себя, как я написала, можно двумя путями. Внешний путь – изменение поведения без, или почти без применения сдержанности. Например, я использовала в свое время такой способ – когда дети меня доставали и хотелось на них страшно наорать, я вместо этого начинала громко и эмоционально рассказывать им свои переживания по их же поводу (это, правда, работает хорошо с детками не младше 5 лет, совсем мелкие не так воспринимают разницу в направленности чувств). Обычно, дети тут же переставали безобразничать, начинали меня понимать и давать советы, как мне быть, чтобы исправить ситуацию или изменить чувства в связи с ней. И вместо скандала через некоторое время (занятое моими «излияниями») начинался диалог и поиск удобного для всех решения, чтобы всем было хорошо. То есть – я переводила таким образом направление своего «выплеска» с самих детей на «выплеск в их присутствии», но не направленный на них. (Нечто подобное мы делаем, когда делимся какими-то неприятными переживаниями с подружкой – рассказывая о них, пребывая в них, возможно, проживая их перед подружкой, но не направляя на нее.) Есть и другие способы изменения поведения в случае, когда волна агрессии поднимается – самое простое – это быстро перевести силу эмоции в какое-нибудь безопасное физическое действие – начать отжиматься, приседать, стучать по боксерской груше, бегать, прыгать и т.п. Главное, чтобы было ощущение, что на действие расходуется именно эта сила. Есть и более творческие способы трансформации агрессии, описанные в специальной литературе – в интернете их несложно найти и выбрать что-нибудь себе по вкусу.

Продолжение статьи.

Ольга Коляда.

  2 comments for “Проявление агрессии по отношению к собственным детям. Часть 1.

  1. Ирина Крепчинская
    Октябрь 29, 2017 at 10:55 дп

    Я своим детям говорила, что пришла «Вредина». Но и их всплески тоже были с приходом их «Вредин».

Добавить комментарий