Любовь детская и родительская.

Задали мне тут в сети, в личной переписке, интересные вопросы. Решила выложить сюда — можем еще подумать вместе. 🙂

1. — Почему взрослым людям хочется, чтобы их любили, как ребёнка?

Вопрос натыкается на мою очевидность — ну а как же, а кому ж не хочется, это ж понятно! ))) Потому что ребенка любят практически совсем «безусловно» — не смотря на все гадости, которые он делает или не делает. За то, что он просто есть. Кому ж не хочется, чтоб его любили так?! Или речь не о самой любви, а о ее форме (типа сюсюканья, излишней опеки и т.п.)? В этом случае, думаю, либо форма обращения узнается, как проявление любви (условие подменяет суть), либо есть с детства болезненная «недолюбленность» именно в той форме, которой хочется уже во взрослом возрасте.

И еще есть связанная с этим особенность. Есть слой внутреннего, душевного восприятия себя, в котором как ощущал «это — Я» лет в 5-6-7, так и ощущаешь. В этом месте с возрастом НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТСЯ! И вот сперва человека, такого, каким он себя ощущает, любят «такого как есть», а потом вдруг перестают… Начинают требовать условий… Обидно! И обычно условия принимаешь и выполняешь, но остается мечта вернуть то, «райское», положение, когда любили просто так…

2.- Если их не долюбили в детстве, то возможна ли в принципе ситуация, когда их долюбят во взрослой жизни и им больше не будет требоваться любовь как к ребёнку?

Думаю,такая ситуация возможна «естественным путем», если отношения в паре будут развиваться по принципу родитель-ребенок. Но так получается редко. Еще есть вариант — «отморозить» эту свою боль, перестать ее чувствовать. Поднять порог чувствительности к движениям своей души. Это получается только «в целом», стать специально нечувствительным только в одной точке — не знаю, возможно ли. Пока таких примеров не встречала. В результате — несколько большая душевная черствость, но жить вроде как легче, и проблема с недолюбленностью не беспокоит.

Еще возможно не что «их долюбят», а они долюбят сами себя. У части народа это получается само собой, естественно, как следующий шаг, после жалости к себе. То есть сперва нужно, чтоб человек понял, что у него есть проблема недолюбленности. Потом естественно становится себя по этому поводу жалко. И дальше есть выбор — зависать в этой своей несчастности и упиваться ею, или управлять через нее другими людьми, или мстить им. Либо же принимать, что «спасение утопающих…» и далее по тексту. То есть — что раз в детстве родители не справились меня любить, сколько и как мне надо, то не факт, что справится кто-то еще. Кроме меня. А уж я-то точно знаю, как именно меня надо любить! )) Вот так получается чаще, видела достаточно таких людей. Сама примерно так и пытаюсь действовать. 😉

(ну и кресение, или любую другую специальную терапию детских травм никто не отменял — тоже полезное дело.)

3. — Чем отличается любовь к взрослому от любви к ребёнку?

Отличия, думаю, идут из того основания, что ребенок нуждается в «внешней» любви на уровне жизненной потребности. А взрослый в этом смысле «автономен». То есть без внешней любви, в принципе, может обойтись без ущерба для себя.

У взрослого есть выбор — принимать или не принимать любовь другого, давать или не давать ее. И для этого выбора в ту или другую сторону должны быть основания. Значит, любовь уже не «безусловная». Если я иду в любовные отношения, хотя могу жить и без них — значит, это мне чем-то удобно, что-то дополнительное мне дает. Например, удовлетворяет еще какие-то потребности души или дает возможность расширения «пространства любви», которое мне опять же зачем-то для души нужно.
А ребенок — он до подросткового возраста не может не принять любовь. (ну, наверно может, от чужих, когда любви от своих хватает). И не может не откликаться на любовь, не ответить взаимностью. И не может не любить родителей, даже если они относятся к нему действительно ужасно. И ради получения любви готов пойти на многое — предать себя, унижаться, делать то, что не хочет. Потому что ценность получения любви — выше.

Вопрос: «ещё интересна такая тема: если человеку давать такую детскую любовь, любовь к ребёнку, то в нём исчерпается желаение этого или нет? Отработается или так и будет хотеться?»

Мой ответ: «думаю — смотря чего человеку не хватило…

Алексея тут спрашивала, он кроме того, что я сказала, только одну еще вещь добавил — как раз к этому твоему вопросу подойдет тоже. Что если недолюбленность из западка или какого еще болезненного переживания разового (то есть вообще любили, но вот в какой-то момент было очень надо, и не дали любви) — тогда это можно «проиграть», воспроизвести ситуацию и осознанно там дать любовь, где родители не дали. И тогда за раз вся потребность «исчерпаться» может.

Но такое стихийно редко получается. И если тема именно в определенной ситуации, то простое давание любви «как ребенку» эту боль не закроет, все равно будет недолюбленность копиться…

Вопрос: «А если потребность в детской любви исчерпается — дальше какая остаётся? Совсем без любви человек же не бывает… Взрослая, основанная на других проявлениях?»

Мой ответ: «Дальше остается не «потребность» (нечто, основанное на жизненной необходимости — из боли или по условиям, как у ребенка — не важно), а «желание» и радость от возможности получать и давать любовь, обмениваться ею.
Для примера можно взять тепло физическое — когда вот, как сейчас, я на улице и без куртки, у меня быстро возникает «потребность» в тепле. А если я в куртке, и долго хожу по городу и не мерзну, мне все равно со временем «хочется» в тепло — там приятнее.»

Ольга Коляда.

Добавить комментарий